4e130821

Берроуз Эдгар Райс - Тарзан Непобедимый



Эдгар Берроуз.
Тарзан непобедимый
I. МАЛЫШ НКИМА
Я не историк, не летописец и, к тому же, абсолютно убежден в том, что
есть темы, которых беллетристы вообще не должны касаться, - прежде всего,
политики и религии. Однако мне вовсе не кажется неэтичным изредка черпать
идеи из первой или второй, при условии, что тема будет разрабатываться так,
чтобы придать произведению характер вымысла.
Если бы история, которую я собираюсь вам поведать, просочилась в газеты
двух определенных европейских государств, это могло бы вызвать новую и более
страшную мировую войну. Впрочем, речь пойдет не об этом. Меня сейчас
интересует то, что это - хороший рассказ, вполне отвечающий моим
собственным требованиям, благодаря тому обстоятельству, что Тарзан из
племени обезьян был тесно связан со многими его наиболее захватывающими
эпизодами.
Я не собираюсь докучать вам сухой политической историей, так что не
напрягайте напрасно свой ум, пытаясь расшифровать вымышленные имена,
используемые мной в описании некоторых персонажей, которые, как мне
представляется, должны сохранить инкогнито в высших интересах мира и
безопасности.
Воспринимайте рассказ просто как очередной из серии о Тарзане, в
котором, хотелось бы надеяться, вы найдете развлечение и отдых. А если
найдете в нем пищу для ума, тем лучше.
Без сомнения, мало кто из вас видел и еще меньше обратил внимание на
незаметно промелькнувшее некоторое время тому назад газетное сообщение, в
котором передавался слух о том, что французские колониальные войска,
размещенные в Сомали, на северо-восточном побережье Африки, вторглись в
итальянскую колонию. За этой информацией кроется история заговора, интриг,
безрассудства и любви - история о подлецах и глупцах, смельчаках и
красавицах, история о зверях леса и джунглей.
Если же кто-то из вас и видел газетное сообщение о вторжении на
территорию итальянского Сомали на северо-восточном побережье Африки, то уж
совершенно точно никто не видел душераздирающего эпизода, произошедшего в
тех краях незадолго до этого события. Казалось бы, какая вообще могла быть
связь между неким существом и европейской международной политикой или
судьбой наций, ибо существом была всего-навсего маленькая обезьянка,
спасающаяся бегством по верхушкам деревьев и вопящая от ужаса. Это был
маленький Нкима, а за ним гналась огромная грозная обезьяна, гораздо более
крупная, чем малыш Нкима.
К счастью для мира в Европе и во всем мире, скорость преследователя
оказалась не пропорциональной его недружелюбному настроению, и Нкиме удалось
спастись; но еще долго после того, как большая обезьяна прекратила погоню,
маленькая обезьянка продолжала нестись по верхушкам деревьев, издавая
пронзительные крики, на какие только был способен, ибо испытывать страх и
спасаться бегством являлось двумя главными занятиями маленького Нкимы.
Возможно, Нкима утомился, а скорее всего увидел гусеницу или птичье
гнездо - так или иначе, он наконец остановился, продолжая ругаться и
верещать на качающейся ветке высоко над землей.
Мир, в котором родился маленький Нкима, казался ему очень страшным, и в
те часы, когда малыш бодрствовал, он только и делал, что жаловался на
судьбу, почти не отличаясь в этом отношении от некоторых людей. Маленькому
Нкиме представлялось, что мир населен большими злобными существами, которые
обожают обезьянье мясо. Был лев Нума, была пантера Шита и змея Гиста -
триумвират, наполнявший опасностью весь мир, от земли до самой высокой
макушки дерева. Еще были большие



Назад