4e130821

Берроуз Эдгар Райс - Тарзан Неукротимый



Эдгар Берроуз
Тарзан неукротимый
I. РАЗБОЙ И УБИЙСТВО
Начальник особой экспедиции Фриц Шнайдер с трудом пробирался через
завалы деревьев и темные проходы мрачного леса. По его голове струился пот,
стекая на массивную нижнюю челюсть и бычий загривок. Лейтенант-заместитель
ступал следом, а младший лейтенант фон Госс замыкал колонну. Чернокожие
солдаты-аскари, подражая примеру белых офицеров, штыками и прикладами
подгоняли носильщиков.
Гауптман Шнайдер срывал свою прусскую злобу на идущих рядом
носильщиках, помятуя при этом однако, что на плечах у них оружие, а трое
белых одиноки в сердце Африки. Перед Шнайдером шагала половина отряда, за
ним - вторая, так что опасности джунглей, грозившие командиру, сводились к
минимуму.
Впереди колонны брели два обнаженных негра, скованные цепью. Это были
местные проводники, имевшие неосторожность поступить на службу германскому
культурному фронту. Их тела покрывали многочисленные синяки и ссадины,
свидетельствовавшие о том, что свет немецкой культуры и цивилизации начал
проникать уже в самые глухие районы Африки. То же самое происходило и осенью
1914 года в Бельгии после драматического поражения в войне, когда победители
почувствовали себя полновластными хозяевами и вели себя ничуть не лучше, чем
в Восточной Африке.
Как на грех проводники сбились с дороги. И хотя с их стороны в этом не
было злого умысла, и подобные вещи частенько случаются с местными туземцами,
Фриц Шнайдер, узнав, что они заблудились, впал в бешенство. Пытки и
страдания, на которые он обрек несчастных проводников, не могли полностью
удовлетворить его. Он не убил их сразу по двум причинам. Во-первых, в
глубине души у него все еще теплилась надежда, что проводники смогут найти
дорогу; во-вторых, пока они живы, можно было растянуть их страдания и пытки.
Ведь мучать слабого и беззащитного - такое неописуемое наслаждение.
Истерзанные жертвы все еще надеялись на спасительный шанс и уверяли,
что знают дорогу, продолжая вести отряд по глубокой звериной тропе,
протоптанной лапами диких обитателей джунглей. Здесь проходил слон Тантор,
спеша на водопой, здесь Буто-носорог, могучий и слепой в ярости, прокладывал
себе путь, в то время как огромные кошки бесшумно скользили по ветвям
гигантских деревьев к полянам, где была лучшая охота.
Вдруг перед глазами проводников, вышедших на опушку, открылась картина,
наполнившая их сердца надеждой. Фриц Шнайдер вздохнул с облегчением.
Кажется, дни безрезультатных скитаний по непроходимым джунглям закончились.
Легкий ветерок пробегал волнами по густой траве, зеленые поляны
перемежались зарослями кустарника, вдали блестела река. Открывшаяся панорама
показалась европейцу райским уголком. Он удовлетворенно хмыкнул,
перебросился шуткой с лейтенантом и поднес к глазам полевой бинокль.
Оставив опушку леса за спиной, они добрались до центра долины и
остановились на берегу реки.
- Да мы везунчики, - сказал Шнайдер своим офицерам.
Лейтенант Масторс, смотревший в бинокль в том же направлении, что и
гауптман, согласно кивнул.
- Да, - сказал он. - Это английская ферма. Должно быть, Грейстоков,
ибо другой такой нет во всей Британской Восточной Африке. Само Провидение
помогает нам, герр гауптман.
- Мы вышли на этих свиней до того, как они узнают, что их страна
находится с нами в состоянии войны, - заметил Шнайдер. - Так пусть же они
станут первыми, кто почувствует на себе железную руку Германии!
- Будем надеяться, что он дома, - отозвался лейтенант. - Для вас,
герр гаупт



Назад