4e130821

Бестер Альфред - Путевой Дневник



Альфред Бестер
Путевой дневник
К концу 22-го столетия ценою денежных потерь и человеческих жертв, с
которыми не может сравниться даже ущерб, нанесенный Последней Мировой
Войной, было окончательно налажено сообщение между планетами солнечной
системы.
Джон У.Лэкленд. "Метрополии солнечной системы"
Венера, 10 июня. Остановились в "Эксельсиоре". Все говорят
по-английски, так что полный порядок. Но приготавливать "мартини" здесь
_абсолютно_ не умеют. Маразм! Ездила к той потрясающей портнихе, о которой
рассказывала Линда. Буквально за гроши отхватила пять божественных
туалетов. Том говорит: "Обмен валюты для нас чистая прибыль". Я: "Как
это?" Он: "Доллар стоит у них больше, чем у нас". - "Так почему же не
купить шесть платьев?" - спрашиваю я. "Меру знать надо", - отвечает он. А
сам купил новую фотокамеру. Свинья!
Трамбулы и Роджеры, оказывается, тоже тут. Водили нас в потрясающее
бистро, где выступает Клайд Пиппин из нашего старого "Музыкального клуба".
Я без ума от его песен. И от него самого. Том вогнал меня в краску, когда
начал проверять счет с карандашом в руках. Нас, конечно, обжуливают,
только, по мне, уж лучше делать вид, что нам на...ть. На очереди Марс и
Сатурн. Потом альфа Центавра.
Единственное, что мешало практическому осуществлению связи с планетными
системами отдаленных звезд, была недостаточная скорость транспортировки.
Столетия упорных изысканий ушли на то, чтобы разрешить проблему
"сверхсветовых скоростей", после чего путешествие к отдаленным мирам
занимало уже не годы, а недели.
Зара Кудерт. История межгалактических путешествий
Альфа Центавра, 19 июля. Остановились в "Эксельсиоре". Все говорят
по-английски, так что полный порядок. Но воду пить невозможно. Маразм!
Ездила к тому потрясающему галантерейщику, о котором рассказывала Линда.
Буквально за гроши отхватила пять ярдов дивных кружев. Туземцы жуткие
неряхи и совершенно аморальны. Просто кошмар. А хамство! Том стал
фотографировать какую-то их дурацкую церемонию. Поднялся дикий гвалт. Чуть
не стащили его фотокамеру. Потом подходит чиновник и гнусит на ломаном
английском: "Они говорят, больше нет, пожалуйста. Разбить". Том: "Что
разбить?" Чиновник: "Религия. Таинство. Карточки не надо. Разбить". Том:
"И у вас хватает наглости называть этот балаган религией?" Чиновник: "Да,
пожалуйста". Потом показывает на фотокамеру: "Отдать, пожалуйста. Надо,
пожалуйста, разбить". Том (мне): "Какова наглость? Требовать, чтобы из-за
нескольких несчастных снимков я отдал им на растерзание
четырехсотдолларовую камеру". - "Собор Парижской богоматери она не
осквернила, - говорю, - сойдет и для этих". Том дал им денег, и мы ушли.
Трамбулы и Роджеры, оказывается, тоже тут. Водили их в потрясающее
бистро, где сейчас выступает Клайд Пиппин. Я просто без ума от него. Когда
услышала знакомые мелодии нашего старого "Музыкального клуба", со страшной
силой потянуло домой. Том уморил нас всех, изображая из себя заезжее
начальство. Он, дескать, сенатор с Сатурна и изучает обстановку. До смерти
их перепугал. Я чуть не лопнула со смеху. Теперь Бетельгейзе.
Несходство культур породило столкновения, которые привели в конце
концов к Великой Галактической Войне. Бетельгейзе, разоренный и
отчаявшийся, пошел на крайне рискованный шаг. Правительство было
свергнуто, и была установлена деспотия деловых кругов, возглавляемая
экономическим диктатором Мадинной.
Артур Раскобер. Политическая экономия вселенной
Бетельгейзе, 23 июля. Остановились в "Эксельсиоре". Все



Назад