4e130821

Биггерс Джон - Дом Без Ключа



ДЖОН БИГГЕРС
ДОМ БЕЗ КЛЮЧА
Аннотация
"Бесстрашные" Михаэля Цвика входят в сборник "Дом без ключа", куда вошли романы, опубликованные в России в 30-е годы.
Убит хозяин дома. У убийцы на руке часы со светящимся циферблатом, но есть и другие улики…
Глава I. Ветер тоски и тревоги
Мисс Минерва была родом из состоятельной бостонской семьи. Она давно уже вышла из романтического возраста, но до сих пор поддавалась очарованию красоты и даже полудикие виды тихоокеанских островов оказывали на ее душу глубокое действие.
Она любила гулять в Вайкики по берегу перед заходом солнца. В это время дня тени стройных кокосовых пальм удлинялись и углублялись, а заходящее солнце сверкало на Алмазной горе, окрашивая золотом волны прибоя у кораллового рифа.

Несколько запоздавших купальщиков плескалось в воде, прикосновение которой нежно и тепло, как ласка любимого. У лесенки купальной кабины стояла смуглая девушка в купальном костюме. Какая чудная, стройная фигура!

Мисс Минерва, которой было далеко за пятьдесят, почувствовала к ней легкую зависть. Молодость, молодость!… Подобно стреле взвилось гибкое тело девушки и затем ринулось в волны… Прекрасный, бесшумный прыжок.
Мисс Минерва бросила искоса взгляд на своего спутника. Но Эмос Уинтерслип был нечувствителен к красоте. Эту нечувствительность он возвел в величайший жизненный принцип.

Родившись на тихоокеанском острове, он редко бывал на материке и из больших городов знал только Сан-Франциско. Это был типичный пуританин, перенесший строгие принципы своей родины в экзотическую обстановку Гавайских островов.
– Ты бы шел домой! – предложила ему мисс Минерва. – Тебя ждет обед.
– Я пройду с тобой еще до изгороди! – ответил Эмос. – Приходи к нам опять, когда тебе надоест Дэн и все его развлечения. Мы будем очень рады видеть тебя.
– Благодарю! – сказала мисс Минерва. – Но знаешь, мне действительно пора подумать о возвращении домой. Грэс беспокоится обо мне. Сказать правду, я, конечно, веду себя не совсем прилично.

Я поехала в Гонолулу на полтора месяца, а околачиваюсь на островах уже десять месяцев.
– Неужели так долго?
– Прямо самой не верится. Каждый день я даю, клятвенное обещание начать «завтра» упаковку вещей.
– А это «завтра» никогда не приходит. Тропики крепко держат тебя. Это случается с многими…
– Слабыми людьми? – ядовито докончила мисс Минерва. – Нет, друг мой, ты не прав! Я никогда не была слабым, безвольным человеком. Можешь справиться у моих знакомых на Бикн-стрит.
– Ах, страсть к бродяжничеству в крови у Уинтерслипов, – с усталой улыбкой произнес Эмос. – Уинтерслипы считают себя пуританами, но уже издавна питали слабость к более низким широтам.
– Да, в нас есть цыганская кровь. Благодаря ей твой отец оказался китоловом на островах, а ты родился так далеко от родины. Собственно говоря, тебе следовало бы жить в Мильтоне или Роксбюри и ежедневно ходить в контору с портфелем.
– Я сам часто думал об этом. Кто знает, может быть, там я добился бы чего-нибудь в жизни.
Подойдя к проволочной изгороди, спускавшейся к морю, мисс Минерва, улыбаясь, сказала: "Ну вот, здесь кончается Эмос и начинается Дэн». По другую сторону изгороди показался человек невысокого роста в белом костюме. Эмос, прервав начатую фразу, сказал «прощай» и повернул назад.
– Эмос! Эмос! Да что же это такое? Скажи мне только, сколько лет ты уже не разговариваешь с Дэном?
– Десятого августа исполнился тридцать один год!
– Срок долгий. А теперь иди сюда и помирись с ним.
– Я? – воскликнул возмущенно Эмос. – Ни за что! Ты, Мин



Назад