4e130821

Биварли Элизабет - Любовь Не Умирает



Элизабет БИВАРЛИ
ЛЮБОВЬ НЕ УМИРАЕТ
Анонс
Джорджия и Джек познакомились в маленьком курортном городке, когда ей не
было и четырнадцати, а ему едва исполнилось семнадцать. И вновь встретились
там же через 23 года. Сбудутся ли теперь их полудетские мечты?
ПРОЛОГ
Знал он ее только в лицо, но ни разу с ней не разговаривал. И еще знал,
что зовут ее Джорджия Лавендер, а ее папаше практически принадлежит весь этот
чертов городишко. Карлайл, штат Вирджиния, летом - процветающий приморский
курорт, а остальную часть года его и на карте-то никто бы не нашел. Что
касается Джорджии, так богатство ее всем известно, а уж способности - само
собой, раз девчонка перешагнула в начальной школе через два класса. Теперь ей
четырнадцать и она самая юная второклассница в средней школе.
Ну а о нем что говорить - и так все известно: в свои неполные семнадцать
старше всех в классе. Дважды ведь на второй год оставался - в шестом и в
седьмом. Правда, не из-за тупости, вовсе нет, а из-за характера. - больно
непокладист. Черт побери, да он даже родом не из Карлайла! Просто так
случилось, что именно сюда его заслали работники опекунского совета штата: за
"антиобщественное поведение". И потому репутацию на новом месте он заработал
моментально.
Джек Маккормик брел по автостоянке у школы, исподтишка наблюдая, как
Джорджия Лавендер неохотно плетется к своему папочке.
А тот стоит, небрежно так прислонившись к своему дорогущему автомобилю -
самая последняя модель. Джеку приходилось слышать:
Сьюзи Морис и другие девчонки смеялись над тем, как Джорджия одевается.
Сам-то он сейчас только обратил внимание: скромненькая такая коричневая юбочка
и простая белая блузка. Очки - массивная оправа, толстые стекла - делали ее
похожей на робкого зверька с непомерно большими глазами. Волосы у нее.., да
самые обыкновенные, средней длины, вьются немного - так себе, но Джек вдруг
заметил, что они блеснули золотом в солнечных лучах.
В целом, как говорится, ничего в ней нет и смотреть особенно не на что.
Впрочем, в настоящий момент Джек и сам являл собой не лучшее зрелище. Он
осторожно потрогал левую скулу - приемный отец вчера кулаком съездил, в
дневник заглянул. Ничего нового, собственно, и все же здорово бы хоть раз
ускользнуть из дому, избежав этакой встречи.
Откинув прядь черных волос, упорно падавшую на глаз, он снова бросил
взгляд на Джорджию и ее отца. Тревога прямо-таки в походке ее чувствовалась,
по мере того как она медленно-медленно приближалась к застывшей у машины
фигуре. Джек тоже безотчетно замедлил шаг, подходя к своей старой, подержанной
"нове", и бросил учебники на заднее сиденье.
- Джорджия! - произнес этот тип тоном, от которого у Джека кровь в жилах
застыла.
Одним этим словом папочка и поздоровался вроде, и выразил свое высочайшее
недовольство и угрозу. Глупо, но Джек почему-то тотчас же напрягся и сжал
кулаки.
- Джорджия! Почему ты мне вчера не показала дневник?
Девушка остановилась буквально в футе от отца. Вот уж чего Джек ни за что
бы не сделал - всегда предпочитал держаться вне досягаемости чьих бы то ни
было кулаков. Джорджия не ответила, и отец, оторвавшись от машины, шагнул к
ней.
- Так почему, Джорджия? Девушка, не поднимая глаз, ответила так тихо, что
Джеку пришлось напрячь слух:
- Тебя не было дома.
- Ты знала, что я задержусь на работе. Почему же не оставила дневник на
столе, как я распорядился?
- Я.., извини, папа. - Она вскинула было голову, но тотчас же снова ее
уронила. - Я.., я просто забыла.
- Ты з



Назад