4e130821

Бжехва Ян - Триумф Пана Кляксы



Ян Бжехва
ТРИУМФ ПАНА КЛЯКСЫ
Перевод с польского
Е.Соколова под редакцией А.Филонова
ОГЛАВЛЕНИЕ
Птичья история
Адакотурада
История Анемона Левкойника
Где Резеда?
Пан Клякса действует
Алойзи Пузырь
Экспедиция за Мультифлорой
Праздник Королевского Петуха
Прощание с приключением
ПТИЧЬЯ ИСТОРИЯ
В тот год Академию пана Кляксы окончили трое Александров, двое
Анастазиев, четверо Альбинов, двое Агенаров, трое Алексиев, один
Анджей, один Аполлинарий и я - всего семнадцать человек.
Вручая нам дипломы, пан Клякса собственноручно расписался на
каждом из них, изукрасив подпись всеми мыслимыми и немыслимыми
росчерками и завитушками, на какие только сподобилась каллиграфия
за свою многовековую историю.
В завершение торжественного обеда мы хором пропели гимн Академии,
после чего пан Клякса, по своему обычаю стоя на одной ноге,
провозгласил прощальную речь, от слова и до слова врезавшуюся мне
в память до скончания века.
- Дорогое мои, - сказал пан Клякса, - за десять лет грандиозных
усилий мне удалось наполнить ваши пустые головы мудростью, каковая
другим учебным заведениям даже и не снилась. Как вам известно, я
изобрел свой собственный способ промывать мозги. Благодаря этому я
сумел привить вам, прибывшим в мою Академию головами садовыми,
множество редких способностей и превратил юных неучей в молодых
ученых. Заодно я укрепил вашу память с помощью малинового сока и
веснушечной настойки. Так что хочу надеяться, что вы сумеете передать
добытые знания грядущим поколениям и прославите мою Академию на весь
белый свет. Отныне каждый из вас пойдет своей дорогой, а я... Я должен
удалиться в страну, значащуюся на моей карте как Адакотурада. Если
помните, несколько лет назад там застряли сказандские мореплаватели.
Чувство долга велит мне разыскать их. Прощайте, дорогие мои!
Па-рам-пам-пам! Па-рам-пам-пам!
С этими словами пан Клякса надул щеки и взмыл в воздух на фалдах
собственного сюртука, как всегда делал, собираясь в путешествие. С
минуту покружив над нашими головами, он пулей вылетел в открытое окно,
взмыл в небо и отплыл в юго-восточном направлении. Его развевающаяся
борода оставляла в небе светлую полоску, а поблескивающие на солнце
очки посылали прощальные зайчики. Долго еще смотрели мы вслед нашему
обожаемому профессору. Его силуэт становился все меньше и меньше и
наконец совсем скрылся вдали.
Простившись с товарищами, я уложил тетрадки, парадные брючные
лампасы, а также несколько загадочных мелочей, выигранных у пана
Кляксы в "три бельчонка", и радостно помчался в дом на улице Корсара
Палемона.
Однако квартира моих родителей была заперта.
Увидев меня, старый привратник Вероник подвергся приступу затяжной
икоты. Когда-то его звали просто Франтишеком, но несколько лет назад
он взял себе имя умершей жены Вероники. Он ее так любил, что хотел
таким способом увековечить ее память в сердцах жильцов нашего дома.
Я все ждал, когда икота пройдет, но в конце концов не вытерпел
и несколько раз ударил его узелком с книжками по спине. Вероник
фыркнул, сделал пару приседаний и по-заговорщицки поведал:
- Пан Несогласка, то бишь ваш батюшка, нынешней весной превратился
в скворца и упорхнул из дому. Даже крылом на прощание не взмахнул.
Порхнул - и был таков! А ваша матушка надела шляпку с цветами, взяла
под мышку пылесос и отправилась в лес наводить свои порядки. А
случилось это из-за принесенной почтальоном посылки, потому что едва
он оседлал свой велосипед и умчался, как пан Несогласка и вспорхнул.
Я зна



Назад