4e130821

Бич Рекс - Хищники Аляски



РЕКС БИЧ
ХИЩНИКИ АЛЯСКИ
Глава I. ВСТРЕЧА
Гленистэр смотрел на гавань, в которой мерцали огоньки судов, стоявших на якоре, и на скалистые горы, черневшие на фоне неба. Он вдыхал свежий воздух, пропитанный запахом моря, и кровь его юности вновь закипала в нем.
— Чудесно, чудесно, — пробормотал он. — Это — моя страна, моя родина, Дэкс. Тоска по северу — она в моих жилах. Я расту.

Я ширюсь.
— Смотри, не лопни, — предостерегает Дэкстри… — Я видывал людей, пьяневших от горного воздуха. Не вдыхай слишком много зараз.
И он вновь занялся своей трубкой, отвратительный дым которой немедленно рассеял всякую возможность отравления чрезмерно чистым воздухом.
— Фу, какая гадость, — фыркнул Гленистэр… — Тебя бы посадить в карантин.
— Я предпочитаю пахнуть как мужчина, чем болтать как мальчишка… Ты оскверняешь часы раздумий разглагольствованиями о природе, а твои эстетические вкусы так слабо развиты, что ты даже не можешь оценить всей прелести хорошего табака.
Молодой человек рассмеялся, расправив широкую грудь. Он беспокойно потягивался и разминал мускулы; казалось, жизненные силы кипели в нем и рвались наружу.
Они стояли на набережной порта; у их ног покачивалась на волнах «Санта Мария», готовая отплыть в полночь. За их спиной спала древняя русская Упаласка, окутанная туманами Берингова моря.

Там, где еще неделю тому назад кроткие, тихие туземцы сушили треску среди старых, брошенных бронзовых пушек, там теперь проносились, в своем стремительном беге, к новому Эльдорадо дикие орды золотоискателей. Они явились подобно туче саранчи и осели на берегу моря, выжидая вскрытия льда, преграждавшего им путь к вожделенному золотому руну — к Ному, вновь открытой земле, где люди создавали себе богатство в одну ночь.
Мшистые пригорки, возвышавшиеся за деревней, были усеяны могилами людей, умерших во время прошлогоднего осеннего похода, когда по стране пронеслась страшная эпидемия. «Но что с того? Золото так и блестит в песке», — говорили те, что выжили, и люди шли сюда толпами.

В прошлом году, когда Гленистэр и Дэкстри покинули Ном, первого терзала жесточайшая лихорадка. Теперь же они возвращались на собственный участок.
— Этот воздух возбуждает во мне животные инстинкты, — вновь заговорил Гленистэр. — Вдали от города я превращаюсь в дикаря. Во мне кипят первобытные страсти, жажда борьбы.
— Что ж, может, нам и придется подраться.
— Каким же это образом?
— Да очень просто. Сегодня утром я встретил МексикоМэллинза. Помнишь старину Мэллинза?

Того, что занял участок Дисковери на Энвил Крике прошлым летом.
— Как, того новичка, которого ребята хотели линчевать за незаконное присвоение участков?
— Того самого. Помнишь, я рассказывал тебе, что я както вызволил его из скверной истории в Гаудалупе. Словом, замечаю я, что он толстеет, и все больше в одном месте, в области живота, и, кроме того, он носит бриллианты неприличных размеров.

Смотрю я на его брюхо и говорю: «С чего это у вас середину так разнесло, Мексике?». — «Процветаю», — говорит. Потом тащит меня в темный уголок и бормочет: «Билл, я хочу отплатить вам за то, что вы сделали для меня в Моралесе». — «Бросьте, — говорю я. — Это дело прошлое». — «Нет уж, вы бросьте», — отвечает он. Тут я вижу, что он настроен очень серьезно, и даю ему говорить. «Во сколько вы цените ваш участок?» — «Трудно сказать, — отвечаю я. — Если добыча будет такая же, как прошлой осенью, там наберется добрый миллион». — «А сколько вы думаете добыть за это лето?» — «Если повезет, то тысяч, этак, на четыреста». — «Билл, тут го




Содержание  Назад