order cialis 20mg online 4e130821

Бигл Ллойд - Памятник



Ллойд Биггл.
Памятник
Джону, Би и Джеку Флори,
обладающих даром прозрения
1
Ощущение, что он умирает, пришло к О'Брайену внезапно.
Он возлежал в мягко покачивающемся гамаке, изготовленном из местной
гигантской тыквы. Время от времени до него долетали клочья соленой пены
волн, разбивающихся о мыс. Ласковые теплые лучи солнца просачивались
сквозь малиновое кружево листвы деревьев сао. Вместе с порывами пахучего
морского ветра до слуха О'Брайена долетали азартные вопли ребятишек,
бьющих острогой марналов на мелководье у оконечности мыса. У самого локтя
висела маленькая тыквенная фляжка. Грудной и чистый девичий голос под
аккомпанемент глухих струн набулса пел старинную любовную песню, будто
вышивая печальный и одновременно яркий узор на полотнище внезапно
нахлынувшей ностальгии. Эту песню любила петь его первая жена, но так
давно это было, что сейчас почти изгладилось из памяти О'Брайена.
Неожиданно сонное течение его мыслей было прервано холодным и четким
осознанием, и он из дремотного забытья мгновенно перенесся в безжалостную
ледяную реальность.
Он умирал.
Волна страха, затопившая его с головой, разбудила уже ставшую привычной
боль, и на протяжении всего долгого спазма он лежал, скорчившись, крепко
прижимая ладони к низу живота, пока холодный пот, выступивший на лбу, не
потек струйками на яркую подстилку гамака. Потом боль внезапно прошла, и
О'Брайен резко выпрямился, грозя кулаком обманчивой безоблачной пустоте
сине-зеленого неба.
- Чего ты ждешь, будь ты проклята? Чего выжидаешь?!
Пение оборвалось. С мягким стуком упал на землю набулс, его струны
тревожно зазвенели - это Далла, певунья, вскочила и бросилась к О'Брайену.
Тот уже сидел на краю гамака и с удивлением оглядывался по сторонам.
Буйная красота многоцветной растительности завесой отделяла его от мира,
ее чуть поникшие цветы сулили вечный покой и погружение в царство мечты.
О'Брайен опять опрокинулся на подушки и тут же, ощутив новый укол
возвращающейся боли, встал на ноги и ладонью отвел висящие перед глазами
цветы.
Далла заботливо хлопотала вокруг него. По ее лицу пробегали тени
множества вопросов, которые она хотела бы задать, но не смела. Праправнук
О'Брайена - Форнри - тоже уже был рядом. О'Брайен ласково поглядел на них
- он только теперь понял, почему Далла пела ту старинную любовную песню.
Через год или два они станут партнерами в обручальном танце. И тут же
подумал: а будет ли он к тому времени жив, чтобы даровать им свое
благословение?
Другие парни и девушки тоже вскочили на ноги и с волнением наблюдали за
стариком. Они частенько заглядывали сюда только затем, чтобы облегчить
груз скуки, нередко отягчавший плечи О'Брайена, развлечь его музыкой и
песнями. Они не поняли бы его, если б он сказал им, что больше не
нуждается в развлечениях, потому что умирает. Острая боль все еще цепко
держала его, но О'Брайену все же удалось победить бесполезное искушение
снова прижать ладони к низу живота.
- К Старейшине, - кратко распорядился он.
На юных лицах проступила растерянность.
Форнри ответил медленно и раздумчиво:
- Это долгое и утомительное путешествие. Может быть, утром...
- К Старейшине, - повторил старик и повернулся спиной к праправнуку.
Вслед ему неслись их голоса - они и не подозревали, что слух у него может
быть ничуть не хуже, чем у них.
- Если вы чуть-чуть отойдете от берега, а потом вернетесь обратно, он
успеет заснуть и позабудет обо всем, - прозвучал мелодичный голос Даллы.
Последовала пауза, которую наруши



Назад