4e130821

Бигл Питер - Соната Единорога



sf_fantasy Питер С. Бигл Соната Единорога Питера Сойера Бигла называют "непревзойденным мастером «фэнтези», «волшебником слова», его имя ставят в один ряд с именами Льюиса Кэрролла, Джона Р. Р. Толкиена, Урсулы Ле Гуин.
В книгу вошли фантастические романы «Последний единорог». «Соната единорога», «Песня трактирщика» и рассказ «Нагиня». Эти произведения погружают читателя в волшебную страну, где бок о бок живут сатиры и водяницы, дракончики размером с ладонь и двухголовые змеи, птицы феникс и прекрасные гордые единороги...
Смерть и бессмертие, горе и радость, веселье и печаль, шутка и глубокая мудрость – все сплетено в этих фантастических притчах, как в сказке, как в мифе, как в жизни.
1996 ru en О. Степашкина Andrzej Novosiolov FB Tools 2004-05-24 Andrzej Novosiolov 1B6318C7-D40A-488E-B81F-0CEE935A73D5 1.1 v 1.0 – создание fb2 Andrzej Novosiolov
v 1.1 – дополнительное форматирование OCR Альдебаран
Последний единорог: Фантастические произведения Изд-во Эксмо Москва 2003 5-699-01979-0 Peter Beagle The Unicorn Sonata Питер Бигл
Соната Единорога
Посвящается Джозефу Х. Мазо
Мне не хватает тебя, Йосселе
Без Дженет Берлинер «Соната единорога» никогда бы не появилась на свет.
Без Стивена Роксбурга эта книга не стала бы такой, какова она есть.
Глава 1
Улица казалась бесконечной. Конец весны выдался умопомрачительно жарким. Школьный рюкзак Джой колотил ее по вспотевшей спине, пока девочка устало тащилась мимо автоколонок, стоянок, парикмахерских, пунктов проката, бесконечных кинотеатров и мини-пассажей, заполненных видеосалонами, школами карате и киосками со здоровой пищей.

Эта картина повторялась каждые несколько кварталов, столь же неизменная, как незамысловатый мотивчик, который насвистывала Джой. Здесь не было ни деревьев, ни травы. Здесь даже горизонта, и того не было.
На углу одного из кварталов располагался крохотный греческий ресторанчик, втиснувшийся между конторой по продаже недвижимости и обувным магазином. Джой на мгновение заглянула в ресторан, быстро осмотрела столики, потом развернулась и двинулась к другому концу квартала, к витрине, заполненной гитарами, трубами и скрипками.

Потускневшая золотая надпись гласила: «Музыкальный магазин Папаса – продажа и ремонт». Джой искоса взглянула на свое отражение, скорчила рожицу угловатой тринадцатилетней девчонке, смотревшей на нее с витрины, пригладила волосы, с трудом отворила тяжелую дверь и вошла.
После залитой солнцем улицы в маленьком магазинчике было прохладно и сумрачно, словно под водой: в летнем лагере Джой занималась подводным плаванием. Пахло свежими опилками, старым войлоком, металлом и лаком для дерева.
Джой тут же чихнула. Седовласый мужчина, прилаживавший новый мундштук к саксофону, не поднимая головы произнес:
– Мисс Джозефина Анджелина Ривера. Аллергия на музыку.
– У меня аллергия на пыль! – громко заявила Джой. Девочка скинула рюкзачок и бросила его на пол. – Вы бы хоть раз в год пылесосили!
Мужчина громко фыркнул.
– Итак, мы сегодня в хорошем настроении или в дурном? – У него был хриплый и очень своеобразный голос – в нем слышался не акцент, а скорее эхо другого, полузабытого языка. – Газетам следовало бы печатать прогноз настроения Риверы вместе с прогнозом погоды.
Джону Папасу было лет шестьдесят – шестьдесят пять. Это был невысокий коренастый человек с треугольными темными глазами, высокими скулами, крупным, мясистым носом и густыми седеющими усами. Он положил саксофон обратно в футляр.
– Твои родители знают, что ты здесь? Только честно.
Джой кивнула. Джон Папас с



Назад