4e130821

Билецкий Ян - Дневник Поваренка



Ян Билецкий
Дневник поваренка
3 января 1977 года. ТОЛЬКО О КУХНЕ
"Поваренок" - именно так меня называют товарищи. Поваренок? Ну что ж,
пусть будет поваренок, хотя мой официальный титул звучит немного иначе:
"Главный Гастроном Космической ракеты".
Разница, правда? Но правда и то, что не только моим товарищам первый
титул пришелся больше по вкусу. Мне тоже! Он гораздо проще, короче, даже
как-то вкусней, что ли...
Так что не стану "отыгрываться" на них за это прозвище, а ведь мог бы,
учитывая мое положение.
Вопросы желудка даже в космической ракете не менее важны, чем среди
обычных едоков земного хлеба. Я целиком и полностью отдаю себе отчет в
значимости моей роли. "Через желудок к сердцу мужчины", - так говорится
уже издавна. Что касается мужской части экипажа, то я больше хотел бы
через желудок попасть к их головам, чтобы они работали на самых больших
оборотах, потому что в конечном счете хочу дожить до благополучного
окончания путешествия и съесть обыкновенный "земной" обед, например, в
ресторане "Космос" на Жолибоже в Варшаве.
А поговорку "через желудок к сердцу" я хотел бы применить скорее к
прекрасной Лизелотте, но, цыц, сердце, я поклялся, что это будет только
"дневник поваренка". Обо всем ином, что делается на нашем корабле, вы уж
лучше узнавайте из специальных сообщений остальных членов экипажа. И
вообще специализация у нас зашла так далеко, что Главный Руководитель
профессор Лайош Наги не очень-то разбирается в тонкостях моей работы по
выращиванию водорослей. И очень хорошо! По крайней мере я не чувствую
комплекса неполноценности по поводу моих довольно-таки слабых знаний в
вопросах вычисления трассы нашего полета, принципов работы двигателей,
способов запуска прибора, создающего искусственное тяготение, и в тысячах
иных вещей. В этом, впрочем, нет ничего странного или унизительного,
потому что, к счастью, уже давно канули в Лету времена Аристотеля или
Леонардо да Винчи, когда один гениальный человек мог охватить своим
интеллектом весь объем тогдашних наук... Так что не ожидайте от меня
никаких информации о вещах, не связанных с гастрономическими делами
ракеты.
Но непосредственное отношение к моей кухне имеет Искусственный
Гравитатор, поэтому немного о нем. Он еще не введен в действие по
причинам, известным только моим высокоученым коллегам "по технической
линии". По сему случаю мы находимся в состоянии невесомости, и такое
положение продлится еще два дня. У ситуации этой есть свои положительные
стороны. Во-первых, я смогу два дня заниматься любопытными экспериментами
по приготовлению блюд в состоянии, в котором не находился самый
подвыпивший повар мира. Во-вторых, в случае, если бы состояние невесомости
оказалось чересчур хлопотливым для выполнения моих обязанностей (вскоре я
это узнаю и не замедлю вам сообщить), эти неудобства исчезнут с момента
включения Искусственного Гравитатора.
4 января 1977 года. ТОЛЬКО О НЕВЕСОМОСТИ
Когда же, наконец, включат этот Гравитатор и освободят меня от
архитрудного положения в кухне? Пока что, несмотря на отсутствие тяжести,
я кляну его самыми тяжелыми словами! Но, видимо, и слова потеряли тут вес,
потому что они ни на что и ни на кого не производят ни малейшего
впечатления. Все попросту устали от затянувшегося состояния невесомости
(вначале это было даже приятно, ничего не скажу) и тоскливо посматривают в
сторону толстого туловища Искусственного Гравитатора.
Мой блокнот, выпущенный из рук, танцевал по всей кабине, а я за ним.
Наконец после



Назад