4e130821

Бинг Юн - Второй Подвиг Буллимара



Юн Бинг
Второй подвиг Буллимара
Буллимар лежал на больничной койке, укрытый прохладной простыней, но
тело его горело. В палате царил полумрак, жалюзи были опущены. Буллимар не
нуждался в свете, все равно он ничего не видел сквозь бинты. Обмотанные
марлей руки покоились на матрасе, к локтю от стеклянного сосуда тянулся
резиновый шланг.
Несчастье произошло сразу после того, как они взлетели с Меркурия. Их
было восемь на борту: три члена экипажа и пятеро пассажиров - два техника
с женами и один мальчуган.
Корабль доставил на Меркурий припасы и новую смену. Транспортные ракеты
были здесь единственной связью с внешним миром - Солнце, занимавшее
большую часть неба над другим полушарием, не позволяло использовать радио
и телевидение.
Все маневры были привычными для Буллимара. Они стартовали в затененной
зоне и помчались вверх. Выходя на орбиту, уводящую от Солнца, нужно было
набрать достаточную скорость, прежде чем отключать основные двигатели. Они
шли еще с небольшим ускорением, когда это случилось.
Невидимое сквозь черные шторы на иллюминаторах огромное Солнце исторгло
язык пламени. Пылающее облако плазмы вернулось обратно в раскаленное море,
но тонкая пламенная нить дотянулась до космического корабля, пометила его
чудовищным зноем звездных температур.
Двигатели закашляли, и ракета сделала сальто в космосе.
- Черт! - выругался второй пилот, глядя на приборные щитки. -
Отражатель барахлит.
Буллимар ничего не сказал. Он выключил двигатель. Корабль бесшумно
летел дальше, виляя из стороны в сторону.
Долго в рубке стояла тишина. Наконец третий пилот заговорил:
- Если мы не запустим двигатели, ракета упадет на Солнце.
Второй пилот подошел к вычислительной машине и, прищурясь, посмотрел на
цифры, бегущие по бумажной ленте.
- К сожалению, - подтвердил он. - Не сразу, конечно, дня два будем
падать.
В последние секунды, прежде чем их выключили, двигатели успели изменить
курс корабля, и теперь он летел к Солнцу. Отражатель газовой струи в
главном двигателе сорвало с места.
Кто-то должен снаружи закрепить отражатель, пока ракету не затянуло в
клокочущий ад. И надо действовать побыстрее. Чем ближе к Солнцу, тем
сильнее облучение; тот, кто выйдет наружу, рискует погибнуть. Еще нет
скафандров, дающих надежную защиту так близко от Солнца.
Буллимар подошел к переходной камере и надел свой скафандр. Его
товарищи молчали и старались не смотреть на него.
Через четверть часа красная лампочка на приборном щитке сменилась
желтой. Корабль летел, вращаясь, дальше, и наружные телекамеры показывали
фигуру космонавта, то залитую солнечным светом, то поглощенную мраком.
Осторожно отталкиваясь руками, Буллимар полз вдоль длинного корпуса.
Они надели скафандры, выждали минуту, когда люк оказался в теневой
стороне, выскочили наружу, схватили Буллимара и втащили его в корабль.
Крышка люка захлопнулась, защитив людей от стремительно наплывавшего
смертоносного сияния.
Им не удалось снять скафандр с Буллимара. Пластмасса, прикрывавшая лицо
и руки, прикипела к коже; грубый материал, защищавший тело, обуглился. Они
удалили, что могли, срезали опаленные кусни стекла и металла и
поддерживали жизнь в командире, пока ракета опускалась к Земле, где уже
ждала санитарная машина.
- Кажется, зрение удалось спасти, - сказал врач.
Белую марлю разрезали, и Буллимар осторожно открыл глаза. После многих
месяцев слепоты свет в полутемной комнате показался ему очень ярким. Он
смутно различил парящие над ним розовые воздушные шары с нарис



Назад