4e130821

Бир Грег - Бессмертие (Часть 1)



Грэг Бир.
Бессмертие (Часть 1)
ВОЗРОЖДЕННАЯ ЗЕМЛЯ,
НОВОЗЕЛАНДСКАЯ НЕЗАВИСИМАЯ ТЕРРИТОРИЯ,
2046-й от Р. X.
На кладбище Новомерчисонской станции стояло не больше трех десятков
обелисков. Участок ровной, заросшей травой земли был обнесен изгородью; по
нему и вокруг, создавая естественную преграду, бежала речушка; воды ее ровно и
еле слышно журчали леденящим сухим ветром, от которого подрагивали и шелестели
травинки. Над равниной застыли исполины с ребрами из снега и космами из серых
туч. Солнце, зависшее на востоке, в часе пути от кряжа Два Больших Пальца,
светило ярко, да не грело. Но даже под студеным ветром Гарри Ланье обливался
потом.
Он шагал, подпирая плечом гроб. Похоронная процессия направлялась через
ворота в заборе из белых кольев к свежевырытой могиле у приметной, оплывшей от
дождя груды черной земли.
Ему помогали шестеро друзей. Гробом служил простой сосновый ящик, правда,
сработанный по точному чертежу, из гладко оструганных и плотно подогнанных
досок. Тело Лоренса Хейнемана весило добрых девяносто килограммов.
В двух шагах позади брела Ленора Карролсон, вдова: голова запрокинута,
потрясенный взгляд устремлен куда-то по-над краем гроба. Вместо привычного
пепельного оттенка светлых волос - серебро.
Ларри выглядел намного моложе Леноры, в свои девяносто казавшейся
призрачно-хрупкой. Тридцать четыре года назад, после инфаркта, он получил
новое тело; на этот раз его погубила не старость и не болезнь, а камнепад в
горах, снесший лагерь в двадцати километрах от станции.
Опустив покойника в землю, могильщики выдернули толстые черные веревки.
Гроб накренился и заскрипел в грязи. Священник Новой Римской церкви прочел
по-латыни заупокойную. Первую лопату пахнущего влагой грунта сбросил в яму
Ланье. Прах ко праху.
Он помассировал плечо. Рядом стояла Карен, вот уже почти сорок лет его
жена. Взгляд ее блуждал по лицам стоящих в отдалении соседей - хотелось
поделиться с кем-нибудь тяжестью утраты. Ланье попытался взглянуть на
скорбящих ее глазами и увидел кругом только нервозность и смиренную печаль. Он
дотронулся до локтя жены, но она, похоже, не нуждалась в его поддержке. Как
будто абсолютно ничто их уже не связывало. Карен любила Ленору Карролсон. А с
Ланье она не разговаривала по душам вот уже два года.
А над головами, в далекой выси, посреди своих орбитальных владений,
занимался будничными делами Пух Чертополоха, Гекзамон*, так и не отправивший
на Землю посланца августейших небесных тел. Впрочем, подобный жест был бы
неуместен, если учитывать, как Ларри относился к Гекзамону.
До чего же все изменилось...
Разводы. Раздоры. Несчастья. Пережитки, для искоренения которых
недостаточно сверхчеловеческих усилий. А ведь от Возрождения ожидали именно
этого. Карен, например, по сей день надеется, упорно воплощая разные проекты.
Хотя многие ее сподвижники уже расстались с иллюзиями.
Она по-прежнему верует. В Будущее. В священную миссию Гекзамона. Ланье же
свою веру утратил двадцать лет назад.
И вот они опустили в сырую землю важную часть своего прошлого. Ни единого
шанса на второе воскрешение. Хейнеман не рассчитывал погибнуть из-за
трагической случайности и все же, выходит, предпочел именно такую смерть.
Ланье его понимал. Когда-нибудь, решил он, земля примет и меня. Эта мысль
казалась правильной, хоть и внушала страх. Он умрет. Третьей жизни ему не
нужно. Он и Хейнеман, и Ленора приняли дар Гекзамона, но не насовсем.
Бессмертие - не для человека.
Карен считала иначе. Она бы не умерла, даже



Назад