4e130821

Бир Грегори - Божий Молот 2



ГРЕГ БИР
НАКОВАЛЬНЯ ЗВЕЗД
(БОЖИЙ МОЛОТ — 2)
Пролог
Разрушенная самовосстанавливающимися машинами, прибывшими из далекого космоса, Земля погибла на исходе Эры Кузни Бога. Несколько тысяч людей все же были спасены роботами, посланными Благодетелями на защиту примитивных миров и цивилизаций от опустошения. Роботы успешно расправились с зондами-убийцами планет в пределах всей Солнечной системы, но Земля, тем не менее, была полностью уничтожена.
Пока на Марсе создавались условия для жизни, спасенные люди находились на борту огромного Центрального Ковчега. Здесь их ознакомили с Законом — галактическим кодексом, который определял поведение цивилизаций.

Закон гласил, что цивилизации, создавшие самовосстанавливающиеся машины-убийцы, должны быть уничтожены. Теперь людям, с помощью Благодетелей, надлежало свершить Правосудие. Самые молодые обитатели Центрального Ковчега вызвались отправиться в далекое путешествие, чтобы сохранить равновесие в Галактике.
Часть 1
Мартин сидел на переднем сиденье отцовского бьюика, в сумерках середины лета мчащегося по автомагистрали в Арегону. Залитое дождем шоссе трудно было назвать пустынным. Серо-голубое, с красноватыми всполохами, небо отражалось на мокрой и темной поверхности дороги, делая ее золотистой; вспыхивая фарами и сигнальными огнями, мимо проносились тяжелые грузовики — дворники переднего ветрового стекла настойчиво смахивали дождевые капли, в которых отражался весь этот блеск и ослепительное сияние.
Мартин чувствовал тепло и запах шерсти собаки Гейдж, которая протиснувшись между сиденьями, положила лапы и морду ему на колени.
— Отец, — спросил Мартин, — скажи, космос действительно пуст?
Артур не отвечал. Не было больше никакого шоссе, не было больше Земли. Не было и отца на Ковчеге — он остался на Марсе, где прошли уже века.
Мартин Гордон пошевелился, стараясь проснуться. Он с трудом открыл глаза и расжал кулаки. Соленая слезинка попала ему прямо в горло; закашлявшись, он окончательно пришел в себя.

Пятна и полосы желтого и белого цвета разбегались по стенам просторной комнаты с высоким потолком — как огни мчащихся машин.
Мартин никак не ожидал проснуться именно здесь. Рядом с ним, в гамаке, спала девушка с внешностью феи — с темными, почти черными волосами.
— С тобой все в порядке? — спросила она, открыв глаза и слегка улыбнувшись.
— Думаю, да, — ответил он. — Просто я видел сон.
Последнее время Мартин часто видел сны, — особенно с той поры, как стал жить с Терезой. Он видел сны о Земле — приятные, но в тоже время и тревожащие.
— О чем?
— О Земле. Об отце.
Спустя восемь лет после смерти Земли дети покинули Центральный Ковчег и Солнечную систему и отправились в путешествие на Корабле Правосудия.
Через два года после их отлета — по времяисчислению Ковчега — оставшиеся в живых земляне были погружены в глубокий сон.
В то время, как на Ковчеге прошло два года, для детей на корабле — лишь один. Скорость корабля росла, время текло для них все медленнее, приближаясь ко времени Вселенной — земной год проходил для них за шесть с половиной дней. Вообще, годы стали для них измерением прошлого; годы остались в мире, которого больше не существовало.
Если родители Мартина еще и были живы, то они, как и другие спасенные земляне, жили на Марсе, переселившись туда после трехвекового сна на Ковчеге.
Для Мартина и других детей прошло за это время лишь пять лет.
Тереза подвинулась к нему поближе и, глубоко вздохнув, обняла.
— Тебе снится всегда одно и то же, — пробормотала она и снова уснула. Тере



Назад